В 15 Павла Кузнецова выгнали со школы. А уже через год он стал сооснователем стартапа Preenster, который сначала привлек 15 тысяч долларов инвестиций в Украине, а потом 500 тысяч в США. Еще через два года он получил приглашение от фонда Питера Тиля в Кремневою долину — на съезд успешных предпринимателей, которым еще нет двадцати.

 

Как заканчивается детство

 

В начале 2000-х во Львове росло поколение детей, которые еще не слышали о продукции компании Apple или игру Angry Birds, а также не пользовались социальными сетями. Они наслаждались жизнью, играя в футбол после уроков, посещая компьютерные клубы и смотря мультики по телевизору.

В таком мире рос и Павел Кузнецов. С детства у него было 2 хобби: рисование и баскетбол.

 

— Играл я почти каждый день, хоть занятия были три раза в неделю. Я хорошо учился. Первые классы шли очень хорошо, — рассказывает парень.

 

Когда Павлу на его 12-ый день рождения подарили фотокамеру, его энергия перешла в еще одно, решающее для его жизни русло.

 

— У меня больше всего наград за фотографии. Хотя что ты можешь снимать в 12-13 лет? Это была какая-то макросъемка, портреты. Ничего особенного, — вспоминает Павел.

 

За год до этого его отец начал работать в России. Он был родом из Тулы, и там жила его мать — бабушка Павла. Поэтому выбор места работы был очевиден.

 

Мужчина перебрался в Москву, где занимался логистикой в одной из больших компаний. Из-за насыщенного графика во Львов приезжал всего раз на 2 месяца. Каждую пятницу семья созванивалась, но одного раза звонок не прозвенел.

 

Тревогу усилил крестный отец Павла — он тогда был в Москве и тоже не мог дозвонится. В субботу крестный отец с друзьями поехал на квартиру к отцу Павла. Там и нашел его мертвым — тромб в сердце.

 

— Буквально через пару дней мою маму уволили с работы. А еще наш счет в банке закрыли — собственник банка повесился, — рассказывает Павел.

 

Его мама поехала на похороны отца и попросила парня найти работу. Денег у семьи почти не осталось.

 

По зубам за 150

 

Знакомые, которых Павел нашел благодаря фотографированию, посоветовали ему устроится в ночной клуб — деньги небольшие, но стабильные: платили 150 гривен за ночь. Парень договорился за работу сразу с несколькими такими заведениями.

 

В 9 вечера он выходил из дома и шел к первой локации — экономил деньги на транспорте. Отработав там, переходил в следующий клуб — и так до самого утра.

 

— Часто попадал в драки с пьяными посетителями заведений, которым хотелось персональной фотосессии. По-всякому бывало, — вспоминает парень.

 

Так он работал пару месяцев. Но школу никто не отменял. Уроки начинались в 8:30, поэтому сразу после работы он шел на занятия. Отсыпался прямо за партой. Долго это не длилось — директор школы преподавала у него правоведение, которое тогда стояло первым уроком.

 

— Она была довольно жестокой женщиной. За две недели она сказала, что знает мою ситуацию, но в школе все равны. И выгнала меня.

 

Смерть отца, банкротство, постоянная ночная работа в пропитанных тютюном и алкоголем клубах, депрессия, тяжесть ответственности за семейный бюджет, когда тебе всего 15 — отчисление было малейшей бедой.
Через пару дней Павла оформили на учебу в вечернюю школу.

 

— Я приехал туда, конечно. Но кто там учится? Те, кто в 40 лет не закончил школу или какие-то маргиналы. Посмотрел я на все это и решил: ходить туда не буду.

 

Так заканчивалось его образование — прийти, написать контрольную, сдать какой-то проект и уйти. В общем 12 классов вечерней школы. И пока ты досдаешь географию и бежишь на смену в клуб, твои друзья сдаю документы в университет и идут праздновать в паб.

 

Идея на пол миллиона

 

В тот период у Павла уже была идея создать свой журнал. Но друг парня, а потом и сооснователь стартапа Preenster Богдан Гнатковский, переубедил его сосредоточиться на создании сайта — это дешевле и практичнее. Так мир увидело первое украинское медиа о технологиях и рекламу — Be-sparkle.

 

— Мы хотели, чтобы украинцы могли читать новости о рекламе и технологиях з наилучших издательств мира на украинском. Поэтому мы переводили новости с The New York Times, TechCrunch и других больших СМИ. У проекта была небольшая аудитория — до сотни читателей в день. Мы же для того, чтобы на сайте появились пару материалов, должны были перечитывать по 40 текстов каждый день — пытались найти самое интересное. Мы не зарабатывали на этом ничего, но аудиторию держали, — рассказывает Павел, — Думаю, именно из-за того, что мы были помешаны на своей компании и занимались только ею, у нас начало получатся.

 

С осмотра на то, что в Украине было немного издательств с таким акцентом, Be-sparkle привернул к себе внимание IT индустрии Украины. Со временем парней начали приглашать на разные конференции типа IDCEE, iForum, Google Developers Group и т.д. Таким образом, довольно быстро Павел с Богданом попали в «айтишную тусовку».

 

— Мы этим занимались до момента, когда решили, что хотим большего, — мечтали создать собственное приложение с опросом. У нас не было ни денег, ни приложения. Но мы придумали презентацию, знакомый дизайнер помог ее оформить. Все это мы отправили в бизнес-инкубатор GrowthUp. И нас приняли!

 

Пять дней подряд в офисе украинского Microsoft парней учили как создавать и продвигать собственный продукт. Они поняли, что двигались совершенно в другом направлении. И пошли за советом к руководителю инкубатора Даниса Довгополова. Парни знали, каждый год через него проходят сотни стартапов, и он прямолинейный — если идея дерьмо, он так и скажет. Подобное ждало и Be-sparkle.

 

— Но он посоветовал подумать над приложением для выбора одежды. Девочки часто таскаю своих парней по магазинам, во время шоппинга часто покупают лишнее. Надо было решить эту проблему. Конечно, денег на это им никто не дал. Но они жили этой идеей — начали искать людей, которые бы бесплатно «накодили» и разработали дизайн.

 

— Часто нам говорили: «Я senior-developer, мне платят 5 тысяч долларов в месяц. А что предлагаешь ты?» Мы отвечали, что у нас нет столько денег, но пытались мотивировать идеей большого проекта. Из 30-ти людей 29 отказывалось, но кто-то один заинтересовывался.

 

Сначала было 5 разработчиков. Потом присоединились несколько дизайнеров. Люди приходили и бесплатно помогали.

Так за два месяца родился Preenster. А команда второй раз попала в GrowthUp — теперь у них на руках был готовый продукт.

GrowthUp даже компенсировал им участие в конференции IDCEE в Киеве, что стоило пару тысяч — парни получили выставочный стенд.

 

— Там мы познакомились с кучей инвесторов. Но, как правило, это заканчивается ничем. Да и мы не особо рассчитывали что-то получить. Под конец к нам подошел мужчина в худи и new balance — оказалось, Андрей Логвин — основатель ModnaKasta — самого большого fashion сайта Украины.

 

Бизнесмен пригласил Павла и Богдана в свой офис в Киеве. Принимал двух шестнадцатилетних парней, которые приехали туда на метро, как уважаемых гостей — лично провел экскурсию на каждом этаже офиса, заварил чай.

 

— В результате он отправил нам предложение на 15 тысяч долларов, — вспоминает Павел Кузнецов.

 

Парни сели в плацкарт до Львова и не могли поверить, что им это удалось.

Следующего утра они объявили всей команде, что теперь у них есть зарплаты. Не по 5 тысяч долларов, но достаточно для старта. Даже офис сняли.

 

Продукт быстро начал наращивать бизнес-часть. Сначала это было приложение — опрос для выбора одежды, а потом они разработали алгоритм, который определял, когда человек сомневается при выборе одежды в магазине или на сайте. Например, человек скролит вниз, потом вверх, или перебирает цвета.

 

В этот момент приложение предлагало человеку провести опрос среди друзей, чтобы они помогли с выбором. Это они и начали продавать. Среди клиентов Preenster был Adidas.

 

— У нас была настоящая стартаповская атмосфера. Мы не вылезали из офиса: там и ели, и спали. Мы с Богданом даже договорились, что не будем заводить отношений с девушками, потому что это отвлекает. Мы очень редко виделись с друзьями. Мы были сектантами своего дела. Думаю, именно из-за того, что мы были повернуты на своем деле и занимались только им, у нас начало получатся.

 

Несмотря на начало продаж, 15 тысяч хватило ненадолго. Деньги закончились, когда проект еще не успел стать прибыльным. Но фортуна приходит снова — успех парней не остался без внимания. Бизнес-инкубатор GrowthUp раз в год отправляет три свои команды (со списка почти 300 претендентов) в Кремневою долину для обучения и развития. В этот список попал и Preenster.

 

— В США Богдан познакомился с бизнес-ангелом. Назовем его Бил. Он еще никогда не давал инвестиций, но работал в различных топовых компаниях. Он предложил нам 500 тысяч долларов.

 

Конечно, команда согласилась. Парни арендовали офис, раздали людям зарплаты и продолжили работу.

 

За год Павел и Богдан выросли от основателей сайта с аудиторией в сотню читателей до продукта на полмиллиона долларов.

 

Долги, суд, безработица

 

Впрочем, Бил со штатов не привык так работать: для него было важно, чтобы компанией руководили за моделью корпорации — чтобы была четка стратегия продаж и маркетинга, решения принимал совет директоров, а компанией управляли не семнадцатилетние.

 

Сначала Павел и Богдан прислушались к советам. Но потом это переросло в больший конфликт. Бил прекратил поставку денег. У Preenster быстро заканчивались деньги, и пока парни решали отношения с инвестором, люди ждали зарплату.

 

«Или играть в высшей лиге, или умереть» — такая мотивация сделал Павла тем, кем он есть. И останавливаться на достигнутом он не собирается.

 

— Мы з Богданом себе зарплат вообще не выписывали. Бывало такое, что одалживали деньги у наших же работников, — вспоминает Павел.

 

После нескольких месяцев без зарплат сотрудники Preenster перестали приходить в офис.

 

Повел говорит, что страшно переживал за все это:

 

— Это был период, когда не хотелось просыпаться. Это когда ты засыпаешь и тебе никто не пишет и не звонит, а когда просыпаешься — у тебя куча пропущенных, сообщения в стиле «срочно», «это не работает», «заплатите нам, или мы это отключим», «мы выключили это», — вспоминает Павел.

 

В то же время парням приходит повестка в суд — они снимали офис у государственной структуры и задолжали месяц аренды. Чиновники сразу же подали в суд.

 

Впрочем, тогда компания, которая работала 2 года перестала существовать.

Богдан быстро нашел другую работу. А Павел вернулся туда, откуда начинал.

 

Одесса, Readdle, новая жизнь

 

На две недели Павел закрылся в своей комнате. Он вспомнил, как два года назад, когда еще не учился в GrowthUp, спрашивал, можно ли попасть к ним на работу. Именно тогда ему посоветовали обратиться в компанию Readdle.

 

— Я сел и начал читать о них все, что мог найти в интернете. А потом решил, что хочу работать только там. Написал им письмо со своей историей. Со мной сконтактировал Саша Тягульский, сооснователь компании. Он меня выслушал, сказал, что все очень интересно, но они не принимают на работу интернов, поэтому ничем не может помочь.

 

Павел не сдавался — звонил Олександру снова и снова. А параллельно скачивал все приложения Readdle на мамин IPad и начал перебирать все, что, на его мнение, можно было улучшить.

 

Документ на 15 страниц своих предложений он отправил сооснователю компании.

 

— Они ничего не ответил, но в документе Google Docs постепенно начали появляться комментарии. Было понятно, что кто-то читал и работал с документом. Я написал Саше опять.

 

Product Manager-ом Павлу стать не судилось — ему опять отказали. Но посоветовали связаться с человеком, ответственным за маркетинг.

 

— Это был Денис Жданов. Его брат основал компанию, а сам Денис работал там с 19 лет. Мне тоже тогда было 19, и я думаю, что Денис, возможно, увидел во мне себя. Ему брат тоже доверил заниматься маркетингом в таком возрасте, — рассуждает парень.

 

Так он перебрался в Одессу. Иногда жил прямо в офисе.

 

— Когда все приходили, я уже работал, а когда уходили, я продолжал работать, — вспоминает Павел.

 

В компании он отвечал за автоматизацию маркетинга, воронку продаж, за эксперименты над ценами и дизайном. Команда Readdle развивала продукты с бешеной скоростью. Когда Павел пришел, приложения имели 33 миллиона скачиваний, когда ушел — этот показатель достиг 45 миллионов.

 

— Шесть продуктов на девяти языках, письма столькими-же, каждый продукт должен был иметь цикл с приблизительно 20-ю разными мейлами. Суммарно за год мы делали около 800 разных писем, которые получили почти 3 миллиона пользователей. И это было только одним из моих заданий. В Readdle я прыгнул в холодную воду. О наших продуктах писали топовые издания. Параллельно мы запускали новый продукт, поэтому была большая ответственность. Я никогда не работал с такими объемами работы и информации, поэтому каждый день приходилось учить что-то новое. Денис каждый день давал отзывы о моей работе, помогал ее анализировать и направлял меня.

 

Вдруг Богдан и Павел получают письмо — Питер Пиль, первый инвестор Facebook, основатель PayPal, который раз в год проводит встречу успешных молодых предпринимателей со всего мира, приглашает их в Кремневою долину, как представителей продукта Preenster.

 

— В отличии от Богдана, для меня это был первый опыт пребывания в США. Тогда я увидел изнутри, как там работает бизнес. Я влюбился в Нью-Йорк и в то, насколько это активный и занятой город, как оно заряжает к работе над чем-то масштабным. Сразу решил, что хочу там жить.

 

Играть в высшей лиге

 

Потом Павел уходит с Readdle и начинает готовить портфолио для поиска работы в Нью-Йорке.

 

— Со мной связался основатель Publicfast Виталий Малец. Его компания сделала продукт для маркетинга через канал лидеров мыслей. Технически продукт был на очень высоком уровне. Алгоритм мог показывать популярность каждой личности в социальных сетях на основании 32 факторов. Благодаря Publicfast представители таких брендов, как Samsung или PokerStats могли находить себе популярных блогеров или звезд и сотрудничать с ними.

 

Продукт хорошо рос на рынке СНГ, им пользовались самые большие рекламные агентства, но Виталий предложил Павлу вывести Publicfast на другие рынки.

 

— Мы быстро поняли, что много продуктов-конкурентов уже имеют долгосрочные договора с агентствами, или стали слишком большими и контролируют рынок. В поисках окна возможностей на рынке Америки я предложил способ монетизации через Periscope. У конкурентов были лидеры мысли в Facebook, Instagram, Twitter, Vine и даже Snapchat, но до Periscope тогда еще никто не дошел. Это опять открыло нам дверь к агентствам.

 

Мы начали работать с 20th Century Fox, агентствами в Лос-Анджелесе и Лондоне. Идея перенесения рекламной модели, которую все привыкли видеть в кино (неявная реклама), в Periscope звучала свежо и это вызывало интерес.

 

Сейчас Павлу 21 и он работает по контрактам. В данный момент он пытается попасть в другую игру, высшего уровня.

 

— Когда ты ставишь себе амбициозную цель и пытаешься прыгнуть выше головы, то часто должен работать ночами, забывать про выходные и заниматься многими делами одновременно. Думаю, я еще больше свихнулся на том, чем занимаюсь.

 

«Или играть в высшей лиге, или умереть.»

 

Перевод статьи сайта: theukrainians.org для Allowwonder